Среда , Декабрь 12 2018
Главная // Tag Archives: охота

Tag Archives: охота

Охота: в чём провинились животные, за что их можно убивать законным путём?

Не все тысячелетние традиции хороши. Убивать ради развлечения и по привычке – бесчеловечно.

В наше время охотятся не для пропитания и изготовления одежды. Впрочем, надо ещё посмотреть, так ли нужно было это в прошлом. С давних пор прирученные животные давали человеку всё, что ему было нужно для этих целей. Охота – не необходимость, это удовольствие. Конечно, есть «правила», нельзя убить какое угодно животное когда угодно и как угодно. Охотники «защищают» животных, которых они хотят убивать. Они контролируют те редкие «дикие» пространства, что остались, как свою собственность. Они решают, сколько животных можно убить и создают программы по восполнению популяции видов.

В отличие от войны, на охоте в безопасности можно дать волю своим низменным инстинктам. Преднамеренное убийство некоторых диких животных – легально, только нужно соблюдать правила. Но в чём провинились животные, за что их можно убивать законным путём?
За обычаями и желанием собраться с друзьями всё же видно удовольствие от власти над животным. Сначала — радость преследования : часто при помощи средств, не оставляющих никаких шансов животному. И, наконец – животное убито, оно твоё.

На охоте зрители редки, но всё же можно сравнить её с корридой. Дикое животное убивают под предлогом традиции, где невольная жертва «имеет шанс» выжить. Охотникам нравится возможность отнять жизнь – сразу, как только они решили это сделать.

Животное ещё более находится в их власти – это животное, родившееся свободным и прекрасным — когда оно мертво и похоже на предмет, с каплями крови на мехе или перьях, как на всех этих «натюрмортах». Дикое животное теряет свою загадочность и свою дерзкую свободу и перестаёт быть интересным для охотника. Интереснее ведь убить дикого кабана в лесу, чем зарезать курицу из своего курятника. Дикое животное защищается, прячется, может убежать и даже вызывать страх. Оно представляет собою свободу, которую можно уничтожить и подчинить. А гусь во дворе – это не то. Может быть, охотники просто завидуют диким животным, их свободе? Древние люди отказались от свободы, чтобы стать частью «общества», добровольными рабами.

Возможно, во время охоты охотникам кажется, что они свободны на время (приблизительно такое же чувство испытывает любитель быстрой езды, сев за руль после работы). Убивая диких животных, охотники самоутверждаются, пытаясь доказать себе, что они свободны, уничтожая свободу других.

Наталья Попова

Охота: в чём провинились животные, за что их можно убивать законным путём?

Не все тысячелетние традиции хороши. Убивать ради развлечения и по привычке – бесчеловечно.
В наше время охотятся не для пропитания и изготовления одежды. Впрочем, надо ещё посмотреть, так ли нужно было это в прошлом. С давних пор прирученные животные давали человеку всё, что ему было нужно для этих целей. Охота – не необходимость, это удовольствие. Конечно, есть «правила», нельзя убить какое угодно животное когда угодно и как угодно. Охотники «защищают» животных, которых они хотят убивать. Они контролируют те редкие «дикие» пространства, что остались, как свою собственность. Они решают, сколько животных можно убить и создают программы по восполнению популяции видов.
В отличие от войны, на охоте в безопасности можно дать волю своим низменным инстинктам. Преднамеренное убийство некоторых диких животных – легально, только нужно соблюдать правила. Но в чём провинились животные, за что их можно убивать законным путём?
За обычаями и желанием собраться с друзьями всё же видно удовольствие от власти над животным. Сначала — радость преследования : часто при помощи средств, не оставляющих никаких шансов животному. И, наконец – животное убито, оно твоё.
На охоте зрители редки, но всё же можно сравнить её с корридой. Дикое животное убивают под предлогом традиции, где невольная жертва «имеет шанс» выжить. Охотникам нравится возможность отнять жизнь – сразу, как только они решили это сделать.
Животное ещё более находится в их власти – это животное, родившееся свободным и прекрасным — когда оно мертво и похоже на предмет, с каплями крови на мехе или перьях, как на всех этих «натюрмортах». Дикое животное теряет свою загадочность и свою дерзкую свободу и перестаёт быть интересным для охотника. Интереснее ведь убить дикого кабана в лесу, чем зарезать курицу из своего курятника. Дикое животное защищается, прячется, может убежать и даже вызывать страх. Оно представляет собою свободу, которую можно уничтожить и подчинить. А гусь во дворе – это не то. Может быть, охотники просто завидуют диким животным, их свободе? Древние люди отказались от свободы, чтобы стать частью «общества», добровольными рабами.
Возможно, во время охоты охотникам кажется, что они свободны на время (приблизительно такое же чувство испытывает любитель быстрой езды, сев за руль после работы). Убивая диких животных, охотники самоутверждаются, пытаясь доказать себе, что они свободны, уничтожая свободу других.

Наталья Попова

Охота: в чём провинились животные, за что их можно убивать законным путём?

Не все тысячелетние традиции хороши. Убивать ради развлечения и по привычке – бесчеловечно.

В наше время охотятся не для пропитания и изготовления одежды. Впрочем, надо ещё посмотреть, так ли нужно было это в прошлом. С давних пор прирученные животные давали человеку всё, что ему было нужно для этих целей. Охота – не необходимость, это удовольствие. Конечно, есть «правила», нельзя убить какое угодно животное когда угодно и как угодно. Охотники «защищают» животных, которых они хотят убивать. Они контролируют те редкие «дикие» пространства, что остались, как свою собственность. Они решают, сколько животных можно убить и создают программы по восполнению популяции видов.
В отличие от войны, на охоте в безопасности можно дать волю своим низменным инстинктам. Преднамеренное убийство некоторых диких животных – легально, только нужно соблюдать правила. Но в чём провинились животные, за что их можно убивать законным путём?

За обычаями и желанием собраться с друзьями всё же видно удовольствие от власти над животным. Сначала — радость преследования : часто при помощи средств, не оставляющих никаких шансов животному. И, наконец – животное убито, оно твоё.
На охоте зрители редки, но всё же можно сравнить её с корридой. Дикое животное убивают под предлогом традиции, где невольная жертва «имеет шанс» выжить. Охотникам нравится возможность отнять жизнь – сразу, как только они решили это сделать.

Животное ещё более находится в их власти – это животное, родившееся свободным и прекрасным — когда оно мертво и похоже на предмет, с каплями крови на мехе или перьях, как на всех этих «натюрмортах». Дикое животное теряет свою загадочность и свою дерзкую свободу и перестаёт быть интересным для охотника. Интереснее ведь убить дикого кабана в лесу, чем зарезать курицу из своего курятника. Дикое животное защищается, прячется, может убежать и даже вызывать страх. Оно представляет собою свободу, которую можно уничтожить и подчинить. А гусь во дворе – это не то. Может быть, охотники просто завидуют диким животным, их свободе? Древние люди отказались от свободы, чтобы стать частью «общества», добровольными рабами.

Возможно, во время охоты охотникам кажется, что они свободны на время (приблизительно такое же чувство испытывает любитель быстрой езды, сев за руль после работы). Убивая диких животных, охотники самоутверждаются, пытаясь доказать себе, что они свободны, уничтожая свободу других.

Наталья Попова

Охота: в чём провинились животные, за что их можно убивать законным путём?

Не все тысячелетние традиции хороши. Убивать ради развлечения и по привычке – бесчеловечно.

В наше время охотятся не для пропитания и изготовления одежды. Впрочем, надо ещё посмотреть, так ли нужно было это в прошлом. С давних пор прирученные животные давали человеку всё, что ему было нужно для этих целей. Охота – не необходимость, это удовольствие. Конечно, есть «правила», нельзя убить какое угодно животное когда угодно и как угодно. Охотники «защищают» животных, которых они хотят убивать. Они контролируют те редкие «дикие» пространства, что остались, как свою собственность. Они решают, сколько животных можно убить и создают программы по восполнению популяции видов.
В отличие от войны, на охоте в безопасности можно дать волю своим низменным инстинктам. Преднамеренное убийство некоторых диких животных – легально, только нужно соблюдать правила. Но в чём провинились животные, за что их можно убивать законным путём?

За обычаями и желанием собраться с друзьями всё же видно удовольствие от власти над животным. Сначала — радость преследования : часто при помощи средств, не оставляющих никаких шансов животному. И, наконец – животное убито, оно твоё.
На охоте зрители редки, но всё же можно сравнить её с корридой. Дикое животное убивают под предлогом традиции, где невольная жертва «имеет шанс» выжить. Охотникам нравится возможность отнять жизнь – сразу, как только они решили это сделать.

Животное ещё более находится в их власти – это животное, родившееся свободным и прекрасным — когда оно мертво и похоже на предмет, с каплями крови на мехе или перьях, как на всех этих «натюрмортах». Дикое животное теряет свою загадочность и свою дерзкую свободу и перестаёт быть интересным для охотника. Интереснее ведь убить дикого кабана в лесу, чем зарезать курицу из своего курятника. Дикое животное защищается, прячется, может убежать и даже вызывать страх. Оно представляет собою свободу, которую можно уничтожить и подчинить. А гусь во дворе – это не то. Может быть, охотники просто завидуют диким животным, их свободе? Древние люди отказались от свободы, чтобы стать частью «общества», добровольными рабами.

Возможно, во время охоты охотникам кажется, что они свободны на время (приблизительно такое же чувство испытывает любитель быстрой езды, сев за руль после работы). Убивая диких животных, охотники самоутверждаются, пытаясь доказать себе, что они свободны, уничтожая свободу других.

Наталья Попова

Брат Льва Толстого не мог простить себе, что убил много зверей на охоте.

Брат Льва Толстого — Сергей Николаевич — был страстным охотником. Он «затравил столько матёрых волков, что в пироговском парке была целая дорожка, по бокам которой были вкопаны два ряда волчьих зубов.» В конце жизни «блестящий, остроумный аристократ превратился в сломленного саркастического старика. Он не мог простить себе, что в молодости убил много зверей на охоте. В одном из писем к дочерям, уехавшим в Москву, он описал зимний вечер и своё настроение, когда он, оставшись один в большом пироговском доме, вместе с собакой Гордоном и кошкой, всюду сопровождавшими его, смотрел из оранжереи на лунный свет, заливавший зимний парк, уснувший под снегом.»
«До самой смерти он был всё же поразительно красив. Его преследовало чувство вины за прошлые ошибки и дурно прожитую жизнь. Лев Николаевич советовал ему провести остаток дней в любви…»

С.М.Толстой «Древо жизни
Толстой и Толстые»

http://www.livelib.ru/book/1000017351

Охота: в чём провинились животные, за что их можно убивать законным путём?

Не все тысячелетние традиции хороши. Убивать ради развлечения и по привычке – бесчеловечно.

В наше время охотятся не для пропитания и изготовления одежды. Впрочем, надо ещё посмотреть, так ли нужно было это в прошлом. С давних пор прирученные животные давали человеку всё, что ему было нужно для этих целей. Охота – не необходимость, это удовольствие. Конечно, есть «правила», нельзя убить какое угодно животное когда угодно и как угодно. Охотники «защищают» животных, которых они хотят убивать. Они контролируют те редкие «дикие» пространства, что остались, как свою собственность. Они решают, сколько животных можно убить и создают программы по восполнению популяции видов.
В отличие от войны, на охоте в безопасности можно дать волю своим низменным инстинктам. Преднамеренное убийство некоторых диких животных – легально, только нужно соблюдать правила. Но в чём провинились животные, за что их можно убивать законным путём?

За обычаями и желанием собраться с друзьями всё же видно удовольствие от власти над животным. Сначала — радость преследования : часто при помощи средств, не оставляющих никаких шансов животному. И, наконец – животное убито, оно твоё.
На охоте зрители редки, но всё же можно сравнить её с корридой. Дикое животное убивают под предлогом традиции, где невольная жертва «имеет шанс» выжить. Охотникам нравится возможность отнять жизнь – сразу, как только они решили это сделать.

Животное ещё более находится в их власти – это животное, родившееся свободным и прекрасным — когда оно мертво и похоже на предмет, с каплями крови на мехе или перьях, как на всех этих «натюрмортах». Дикое животное теряет свою загадочность и свою дерзкую свободу и перестаёт быть интересным для охотника. Интереснее ведь убить дикого кабана в лесу, чем зарезать курицу из своего курятника. Дикое животное защищается, прячется, может убежать и даже вызывать страх. Оно представляет собою свободу, которую можно уничтожить и подчинить. А гусь во дворе – это не то. Может быть, охотники просто завидуют диким животным, их свободе? Древние люди отказались от свободы, чтобы стать частью «общества», добровольными рабами.

Возможно, во время охоты охотникам кажется, что они свободны на время (приблизительно такое же чувство испытывает любитель быстрой езды, сев за руль после работы). Убивая диких животных, охотники самоутверждаются, пытаясь доказать себе, что они свободны, уничтожая свободу других.

Наталья Попова

Охота: в чём провинились животные, за что их можно убивать законным путём?

Не все тысячелетние традиции хороши. Убивать ради развлечения и по привычке – бесчеловечно.

В наше время охотятся не для пропитания и изготовления одежды. Впрочем, надо ещё посмотреть, так ли нужно было это в прошлом. С давних пор прирученные животные давали человеку всё, что ему было нужно для этих целей. Охота – не необходимость, это удовольствие. Конечно, есть «правила», нельзя убить какое угодно животное когда угодно и как угодно. Охотники «защищают» животных, которых они хотят убивать. Они контролируют те редкие «дикие» пространства, что остались, как свою собственность. Они решают, сколько животных можно убить и создают программы по восполнению популяции видов.
В отличие от войны, на охоте в безопасности можно дать волю своим низменным инстинктам. Преднамеренное убийство некоторых диких животных – легально, только нужно соблюдать правила. Но в чём провинились животные, за что их можно убивать законным путём?

За обычаями и желанием собраться с друзьями всё же видно удовольствие от власти над животным. Сначала — радость преследования : часто при помощи средств, не оставляющих никаких шансов животному. И, наконец – животное убито, оно твоё.
На охоте зрители редки, но всё же можно сравнить её с корридой. Дикое животное убивают под предлогом традиции, где невольная жертва «имеет шанс» выжить. Охотникам нравится возможность отнять жизнь – сразу, как только они решили это сделать.

Животное ещё более находится в их власти – это животное, родившееся свободным и прекрасным — когда оно мертво и похоже на предмет, с каплями крови на мехе или перьях, как на всех этих «натюрмортах». Дикое животное теряет свою загадочность и свою дерзкую свободу и перестаёт быть интересным для охотника. Интереснее ведь убить дикого кабана в лесу, чем зарезать курицу из своего курятника. Дикое животное защищается, прячется, может убежать и даже вызывать страх. Оно представляет собою свободу, которую можно уничтожить и подчинить. А гусь во дворе – это не то. Может быть, охотники просто завидуют диким животным, их свободе? Древние люди отказались от свободы, чтобы стать частью «общества», добровольными рабами.

Возможно, во время охоты охотникам кажется, что они свободны на время (приблизительно такое же чувство испытывает любитель быстрой езды, сев за руль после работы). Убивая диких животных, охотники самоутверждаются, пытаясь доказать себе, что они свободны, уничтожая свободу других.

Наталья Попова

Закон — для всех! В России убийство медведей в берлогах запрещено

По оценкам экспертов, ежегодно в России проводилось более 2 тысяч охот на медведя в берлоге, в результате которых гибли сотни медведиц и новорожденных медвежат.

Многие помнят, мы подписывали петиции…
В марте 2011 года охота на медведей в берлогах была запрещена.

Помимо этого, согласно новым правилам, нельзя охотиться на медведей в возрасте менее одного года и медведиц с медвежатами текущего года рождения.

https://newsland.com/user/4297678450/content/v-rossii-zapretili-ubivat-medvedei-v-berlogakh/4148160

http://www.polit.ru/news/2011/03/16/medved/

http://vk.com/photo-5044443_305665506

«Левченко убил моего брата». Медведь потребовал наказать губернатора-охотника 

Брат Льва Толстого не мог простить себе, что убил много зверей на охоте.

Брат Льва Толстого — Сергей Николаевич — был страстным охотником. Он «затравил столько матёрых волков, что в пироговском парке была целая дорожка, по бокам которой были вкопаны два ряда волчьих зубов.» В конце жизни «блестящий, остроумный аристократ превратился в сломленного саркастического старика. Он не мог простить себе, что в молодости убил много зверей на охоте. В одном из писем к дочерям, уехавшим в Москву, он описал зимний вечер и своё настроение, когда он, оставшись один в большом пироговском доме, вместе с собакой Гордоном и кошкой, всюду сопровождавшими его, смотрел из оранжереи на лунный свет, заливавший зимний парк, уснувший под снегом.»
«До самой смерти он был всё же поразительно красив. Его преследовало чувство вины за прошлые ошибки и дурно прожитую жизнь. Лев Николаевич советовал ему провести остаток дней в любви…»

С.М.Толстой «Древо жизни
Толстой и Толстые»

http://www.livelib.ru/book/1000017351

Главные мифы о волках

Владимир БОРЕЙКО, Киевский эколого-культурный центр, Украина, Электронная рассылка «Eco_Rus«, 06.03.2008

Известный защитник волка – Пимлотт, бывший председатель Рабочей группы по волку Международного союза охраны природы говорил, что сохранение волка, отрицательный образ которого (во многом благодаря охотникам) складывался на протяжении веков – самое трудное из всех природоохранных мероприятий. Человек чаще защищал хозяйственно полезных или красивых животных. В отношении же его конкурентов всегда преобладала нетерпимость.

Охотниками, при поддержке части обслуживающей их зоологической науки (вернее, лженауки, ибо настоящая наука развивается, а не отстаивает старые догмы) было придумано много мифов в отношении волка, цель которых обмануть общественное мнение, создать негативный образ волка и как следствие, добиться уничтожения этого главного конкурента охотников.

Миф № 1. «Если волков не бить, они массово расплодятся»

На самом деле это, конечно, не так. В нормальных, полноценных стаях волков действуют механизмы саморегуляции. Так, в первые два года жизни гибнет до 80 % молодых волчат. В нормальных условиях, когда волкам нечего не угрожает, рождается больше самцов. Доминантная самка не дает размножаться другим самкам, занимающим в стае подчиненное положение. «Поэтому если численность популяции стабильная из года в год, рождаемость ежегодно или в среднем равна смертности. От каждой пары волков к концу их жизни остается тоже пара размножающихся», пишет д.б.н. Д.И. Бибиков с коллегами (1985). Следует также отметить, что, как правило, стая не пускает на свою территорию чужаков, прогоняя или загрызая их.

Миф № 2. «Европа перебила всех волков»

Это тоже неправда. Наверное, для многих покажется удивительным, но в Европе есть страны, размером меньше Украины, где волков обитает столько же, или даже больше чем в Украине – Испания, Беларусь, Румыния, Греция, а в 13 странах плотность волков на 10 км. кв. во много выше, чем в Украине. Так, если в Украине плотность волков составляет 0,03 волка, то в Испании – 0,04, Латвии – 0,14, Беларуси – 0, 12, Румынии — 0,11, Греция – 0,5, Португалии – 0,03, Эстонии – 0,1, Литве – 0,09, Словакии – 0,08, Крите – 0,19, Сербии – 0,11, Македонии – 0,38, Болгарии – 0,09, Боснии-Герцоговине – 0,08 волка на 10 км. кв. Причем в Испании, Румынии, Греции, Португалии, Словакии, Крите, а также в Польше волк под полной охраной. В остальных странах, кроме Беларуси – волка охраняют частично (Action Plan, 2000).

Почему же тогда украинские охотники шумят, что волка в якобы Украине стало много? Или может быть европейские волки совсем другие, вегетарианцы, если их там охраняют. На самом же деле все объясняется обыкновенной антиволчьей истерией, при помощи которой наши охотники хотят не допустить проникновения в Украину, Беларусь, Россию и другие страны СНГ природоохранных идей.

Миф № 3 «Только охотники разбираются в волках»

В последнее время в охотничьих изданиях Украины и России появилось немало статей, критикующих кампанию Киевского эколого-культурного центра и Экоправо-Киев в защиту волков. Ибо мы добились запрета уничтожения беременных волчиц и маленьких волчат в Украине. Главное обвинение в наш адрес – что мы не разбираемся в волках. Ни что ни ново под луной. Ровно 100 лет назад «Охотничья газета» и журнал «Природа и охота» подвергли травле выдающегося ученого зоолога, зав. кафедрой зоологии Московского университета, пионера охраны природы профессора Г.А. Кожевникова за то, что он выступил против уничтожения так называемых «вредных» хищников – от волков до тигров. Зоолога с мировым именем охотники обвинили в незнании зоологии (Иософович, 1910).

Кроме этого, охотничья печать 20 века глумилась и над другими известными защитниками природы из Украины, Польши и России – профессорами И. Пачоским, А. Браунером, С. Бутурлиным, которые требовали прекратить уничтожение хищных зверей и птиц. Самоуверенность охотников выглядит так, что, мол, если мы, охотники, волков расстреливаем, значит, мы лучше всех в них и разбираемся.

В 1980-х годах в Норвегии была переведена и издана книга известного российского охотоведа-волконенавистника М.П. Павлова «Волк». И тут же случился скандал. Норвежские ученые-зоологи, природоохранные организации стали обвинять Павлова в пропаганде страха и биоксенофобии. Норвежские ученые писали, что материалы русского автора книги о волке не основываются на научной работе, а носят сильную пропагандистскую направленность. «В отношении к волку, — писали норвежские газеты, — просматривается сталинская политика хозяйствования, которая вынуждала ученых из СССР вести свои исследования в направлении поиска новых «вредителей» среди диких животных».

Мне приходилось слышать мнение польских экологов. Ситуацию с поголовным истреблением волков в Украине они называют «средневековым варварством».

Миф № 4 «Чем меньше волков, тем больше копытных»

Придумав этот миф, охотники сами расписались в собственном невежестве. В монографии «Волк»,изданной в Москве в 1985 г. под руководством д.б.н. Д.И. Бибикова, приводятся убедительные факты, что при уничтожении волков численность оленей и лосей лишь некоторый небольшой период прыгает вверх, а затем резко падает вниз. Природа опять включает свои компенсационные механизмы, и вместо смертности копытных от волков (которых уничтожили), увеличивается смертность копытных от глистов и других болезней. В науке это называется «компенсацией факторов смертности».Об этом еще в 1946 г. писал известный зарубежный эколог П. Эффингтон, что гибель животных от хищников неизбежно будет заменяться другой природной причиной смертности. Более того, известно нимало примеров роста численности диких копытных в периоды очень высокого населения волков.

Миф № 5 «Волки приносят огромный вред сельхозживотным»

Любопытно, как можно говорить о серьезном вреде сельскохозяйственным животным от волков, если до сих пор не разработаны методики подсчета этого самого ущерба. Д.И. Бибиков с коллегами писал: «Следует заметить, что данные о вреде, наносимом волком животноводству не всегда достаточно надежны из-за отсутствия специального учета (…). Особенно велики эти приписки для оленей и овец» (1985). Зоологам хорошо известна классическая статья российского ученого Н. Железнова (1978) который доказал, что гибель оленей от волков в Магаданской области достигла всего лишь 8-12 %, а все остальные 88-92 процента это были приписки. И уже совсем анекдотичный пример приводит украинский защитник волка Ю. Васидлов. Недавно он провел в Карпатах социологическое исследование и оказалось, что местные волки почему-то задирают только застрахованных коров.

Миф № 6 «Волки закусали всю страну»

Действительно, когда волк больной – болеет бешенством, он может напасть на человека и укусить его (случаи съедания волками людей в Украине неизвестны). В год бешеные волки кусают в Украине около 20 человек.

Однако гораздо больше людей кусают собаки, особенно бойцовских пород. Так в 2005 г. во Львове ими было покусано 471 человек, в Клайпеде в 2000 г. – 600 человек, в Москве ежегодно от укусов собак страдает около 30 тыс. человек. И почему-то никто бойцовских собак не предлагает отстреливать.

И еще пример. В Украине на дорогах от машин ежегодно получает ранения более 50 тыс. человек, и около 7 тыс. человек – гибнет. Однако машины никто не жжет. Миллионы людей страдают и умирают от алкоголизма и курения. Однако по все Украине, да и не только, широко рекламируются табачные и водочные изделия. Государству до этого нет никакого дела.

Миф № 7 «Чем больше бить волков, тем меньше их будет»

Это самое опасное заблуждение. Во время истребления волков у них вновь включаются компенсационные механизмы. Чем больше бьют волков, тем больше их начинают рождать самки. Среди новорожденных щенят увеличивается процент самок. Полуразрушенные волчьи стаи уже не могут саморегулироваться, и все большее количество самок, без влияния доминантной самки, рождают щенят (Бибиков и др., 1985). Места полноценных стай занимают пришлые, молодые волки, а также бродячие собаки и волче-собачьи гибриды, из-за которых еще больше увеличивается хищничество. Появляются узко специализированные волки, нападающие только на домашних животных. Таким образом, уничтожая волков, охотники сами невольно увеличивают их численность и вред от них.

Миф № 8 «От волков нет никакой пользы»

Волк – важный элемент экологической системы. В голодное зимнее время он является «кормильцем» десятков видов более мелких зверей и птиц, питающимися остатками его охот. Это различные орлы, совы, дятлы, сойки, синицы и т.п. (Бибиков и др., 1985). Волк оказывает огромную помощь сельскому хозяйству, поедая грызунов. В его рационе они составляют до 10%.

Волк – «санитар» леса, поедает в основном больных и старых животных. Так, в Хоперском заповеднике из 13 оленей, убитых волками зимой 1976 г., все имели физические дефекты (Печенюк, 1979). В Ленинградской области волки задирали в основном только лосей-подранков, оставшихся после охоты (Тимофеев, 1974). Копытные, зараженные гельминтами, в первую очередь уничтожаются волками (Бибиков и др., 1985). Поэтому, когда охотники заявляют, что волки задрали такое-то количество лосей, косуль и оленей, нужно иметь в виду, что это были больные животные, и они скорей всего сами погибли бы от глистов, травм или старости.

Кроме этого волк – это своеобразный «тренер» диких животных. Он заставляет их двигаться, так сказать «пасет» их. В этом также огромное эволюционное значение волка. Благодаря этим мифам охотникам и обслуживающим их зоологам по вызову удалось поставить волка в Украине, России, Беларуси, других странах СНГ вне закона. Волка разрешено бить в любом количестве, в любое время года, любыми способами (в России и Беларуси даже с вертолетов, используя яды, уничтожая малышей). Волк в Украине – чуть ли не единственное дикое животное, за браконьерский отстрел которого не насчитывается ущерб, но зато выдаются премии и бесплатные патроны. Подобное отношение к волку в Украине грубо нарушает две Международные конвенции, ратифицированные Украиной – Бернскую и СИТЕС.

Зачем охотники уничтожают волков?

Охотники издавна бьют всех своих животных-конкурентов. Они наивно считают, что если отстрелять всех хищных птиц и зверей, то охотничьих животных будут больше. На самом деле, как мы показали выше, это совсем не так. Этот тезис, чтобы он стал верен, нужном изменить следующим образом: чем меньше охотников – тем больше дичи. И наоборот.

Если на охотничьих животных охота в Украине, Беларуси, России, других странах СНГ открыта в определенный период (в основном август-декабрь), то волка можно отстреливать круглый год. Для охотников это очень важно, так как под видом охоты на волков они организовывают обыкновенные охоты на кабанов, оленей, другую дичь (в этой связи можно вспомнить трагическую браконьерскую охоту народного депутата Украины Е. Кушнарева, который в запретное время якобы охотился на волков). Кроме этого волк – излюбленный «козел отпущения» для охотников, им они прикрывают все свои прорехи в охотничьем хозяйстве. Одному Богу известно, сколько на волка списали шашлыков.

И последнее. Шкура волка снова в цене. В Киеве на черном рынке она стоит 500 долл. За отстрел волков охотники не платят государству ни копейки. Поэтому им очень выгодно бесплатно стрелять волков и наживаться на реализации их шкур. Поэтому, если у нас волков реабилитируют, как это уже сделано в Европе, охотникам не за кем будет скрывать свои темные делишки.

Что же делать с волками?

  • Во-первых, относиться к волкам, этим чудесным созданиям Природы, с любовью и добротой, уважая их права на жизнь и свободу.
  • Во-вторых, прекратить уничтожать волков. Пусть они создадут нормальные, полноценные стаи и сами будут себя регулировать. Тогда ущерб от них будет гораздо меньше. Опыт других европейских стран, где плотность волка очень высокая, показывает, что это вполне возможно.
  • В-третьих, нужно прекратить антиволчью истерию в СМИ. Кроме воспитания цинизма и жестокости к животным она ничего не приносит.
  • В-четвертых, разработать и проводить государственную программу по борьбе с бешенством диких животных, основанную не на убийстве (это ничего не дает), а на лечении волков, лис и других животных.
  • В-пятых, во многих местах, где численность диких копытных низкая, закрыть спортивную охоту. Лучший способ увеличить численность охотничьих животных – закрыть охоту, а не убивать волков.
  • В-шестых, при отведении квот на охоту, оставлять определенную часть копытных для волков. Ведь волки имеют такое же право на лосей и кабанов, как и охотники.
  • В-седьмых, строгому выборочному отстрелу подлежат только те волки, что специализируются по домашним животным, таких волков единицы. Но этот отстрел должен проводиться специалистами при строгом контроле со стороны природоохранных служб. А пострадавшим от волков крестьянам нужно выплачивать компенсацию, как это делается в Европе.

 

Источник:

http://bp21.org.by/ru/art/a080306.html